Увольнение беременной женщины ст 145 ук


Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук


Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК РФ) : Обоснованность криминализации, оптимизация законодательного описания.
Качина, Н. В.

Качина, Н. В.

Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК РФ) : Обоснованность криминализации, оптимизация законодательного описания : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Согласно ст. 7 Конституции России наша страна является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Такое государство по определению должно принимать активное участие в жизни общества, обеспечивать своими властными методами его социальную стабильность, гарантировать и защищать жизненно важные права его членов, особенно социально уязвимых и нуждающихся. К этой категории, в частности, относятся беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей. Однако в новых экономических условиях социальная защита этой категории населения резко снизилась. Выплачиваемые пособия настолько малы, что не обеспечивают даже выживание безработной беременной или ухаживающей за малолетним ребенком женщины. Причина этого очевидна: у государства нет достаточных экономических ресурсов для полноценной заботы о тех, кому она особо необходима. На современном рынке труда эти женщины оказались не востребованными ввиду несоизмеримо меньшей «выгодности» их труда в сравнении с другими работниками.

Кроме того, из-за распространенности выплаты заработной платы «в конвертах» и несовершенства исполнительного производства 3 млн. детей, воспитываемых одной матерью, оказываются без алиментов.

Результатом сложившегося положения стало неуклонное и устрашающее снижение уровня рождаемости. Демографическая проблема в России обострилась так, что в периодике ее именуют демографическим кризисом, коллапсом, катастрофой, демографическим беспределом, краем пропасти, русским крестом и т.п.

Как отмечает Председатель Совета Федерации С. Миронов, «2009 - 2010 годы - это так называемая точка не возврата, после чего пойдут уже совершенно необратимые процессы, так называемый демографический коллапс. Прохождение этой «точки» будет означать развал нашего государства и нации, остановить который не будет ни средств, ни сил. А потому демографическое будущее создается сегодня. Завтра нам придется подчиниться неизбежности».

Именно поэтому в последнее время демографическая политика возведена в ранг государственной и включена в число национальных проектов.

В этих условиях чрезвычайно важно включить в зону повышенного внимания и уголовно-правовые средства охраны прав беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей. Это предполагает исследование, в первую очередь, социально-экономической обоснованности криминализации деяний, предусмотренных ст. 145 УК, поскольку в рыночной экономике работодателями являются не только государственные, но и частные организации, а также индивидуальные предприниматели.

3

При подтверждении обоснованности криминализации рассматриваемых деяний необходимо установить, почему при значительной распространенности их на практике ст. 145 УК общепризнанно относится к числу «мертвых». Иными словами, назрела необходимость превращения ст. 145 УК в действующую, а значит, и необходимость выработки механизма такой трансформации.

Вместе с тем даже признаки состава, описанного в ст. 145 УК, исследованы мало: до настоящего времени специально им не посвящались ни монографии, ни диссертации. В лучшем случае они исследовались наряду с признаками составов других преступлений против прав граждан. Именно так признаки необоснованного отказа в приеме на работу и необоснованного увольнения указанных женщин рассматривались в работах И.П. Лановенко и Г.И. Чангули в период действия УК РСФСР 1960 г., а позднее - в работах В.В. Воробьева, А.Н. Красикова, Л.Г. Мачковского, А.В. Серебренниковой, Н.А. Лукьяновой, И.Е. Эмировой. Некоторым аспектам «трудовых» преступлений посвящены статьи Н.Ф. Кузнецовой и Ю.Н. Аргуновой, А.В. Кузнецова, А.П. Кузнецова и Н.А. Лукьяновой, Н.А. Лопашенко, А.Ж. Макашевой, П.С. Яни.

Что касается социально-экономической обоснованности криминализации этих деяний, то она в научной литературе не освещалась.

Необходимость исследования состава указанного преступления продиктована и существенными новациями в трудовом законодательстве: Трудовой кодекс РФ (2001 г.) признал работодателями и тех лиц, которые заключают трудовые договоры с целью удовлетворения личных нужд.

Появляются новые формы организации трудовых отношений. Так, получает распространение своеобразная «аренда» рабочей силы - аутстаффинг.

Эти законодательные и практические новации настоятельно требуют переосмысления признаков субъекта.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе уголовно-правового обеспечения реализации права на труд лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите в связи с беременностью и воспитанием детей.

Предметом исследования выступают:

- международно-правовые документы в части установления прав беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей (а также иных лиц, воспитывающих детей) а именно их права на труд, на защиту от дискриминации и безработицы, на социальную обеспеченность;

- конституционные положения, гарантирующие эти права;

- российское и зарубежное трудовое и уголовное законодательство;

- положения общей теории права;

- положения уголовно-правовой и других отраслей юридических наук в части регулирования и охраны права на труд (и равные возможности) лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите в связи с беременностью и воспитанием детей (к которым относятся беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей);

4

-          практика применения статьи 261 ТК РФ.

Цели и задачи исследования. Основными целями настоящего исследования являются:

- определение обоснованности криминализации деяний, описанных в ст. 145 УК РФ, на современном этапе.

- установление соотношения уголовно-правовой охраны права на труд беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет (и иных лиц, воспитывающих детей), и трудовых гарантий при заключении с ними трудового договора и его расторжении;

- ликвидация диспропорции в этом соотношении;

-          оптимизация конструирования диспозиции ст. 145 УК РФ. Перечисленные цели обусловили необходимость решения следующих задач:

1.                             Выявить основания криминализации необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, в рыночных условиях.

2.                             Исследовать особенности закрепления трудовых гарантий беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, при заключении трудового договора и его расторжении в трудовом законодательстве с целью правильного толкования отдельных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 145 УК.

3.                             Изучить специфику отношений в сфере реализации права на труд названных женщин.

4.                             Проанализировать особенности конструкции состава необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет.

5.                             Определить соотношение ст. 145 УК с другими уголовно-правовыми нормами.

6.                             Выявить причины неприменения ст. 145 УК.

7.                             Разработать научно обоснованные предложения и рекомендации по совершенствованию исследуемой уголовно-правовой нормы и норм трудового законодательства, предусматривающих гарантии при заключении трудового договора и его расторжении с лицами, воспитывающими детей.

Методологическую базу исследования составляют диалектико-материалистический метод познания, а также частнонаучные методы: формально-логический, сравнительно-правовой, сравнительно-исторический, системно-структурный, лингвистический, конкретно-социологический.

Теоретическую основу исследования составили труды российских ученых в области общей теории права, а также уголовного, трудового, гражданского, административного, конституционного и уголовно-процессуального права.

Для подтверждения отдельных выводов использовались положения психологии и медицины, содержащиеся в соответствующих источниках.

Нормативным фундаментом исследования стали международные нормативные правовые акты, содержащие минимальные стандарты и важ-

5

нейшие гарантии права на труд беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, а также права на равные возможности (т.е. на защиту от дискриминации) и права на защиту материнства (Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенция ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин», а также конвенции МОТ «Об охране материнства», «О дискриминации в области труда и занятий», «О политике в области занятости», «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями»; Конституция Российской Федерации, уголовное и трудовое законодательство предшествующих исторических периодов, действующее уголовное и трудовое законодательство, зарубежное уголовное законодательство, руководящие постановления Пленумов Верховных судов РСФСР и РФ.

Эмпирическую базу исследования составила практика применения ст.261 ТК РФ, анкетирование лиц, обладающих правом заключения и расторжения трудовых договоров (100 человек), а также беременных женщин и женщин, имеющих и не имеющих детей (300 человек). Отдельные выводы в исследовании подтверждены результатами интервьюирования работников государственной инспекции труда в Красноярском крае, врачей - гинекологов и эндокринологов, специалистов в области психологии.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые на монографическом уровне проведено глубокое теоретическое исследование состава преступления, предусмотренного ст. 145 УК, раскрыта социально-экономическая обоснованность криминализации необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет. Выявлены причины практически нулевого применения нормы, предусматривающей ответственность за указанные деяния, и предложены способы их ликвидации.

Научная новизна исследования находит свое выражение в следующих положениях, выносимых на защиту.

1.  В условиях экономической стабильности возложение на работодателя обязанности принимать на работу беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, (и не расторгать с ними трудовой договор) необоснованно. В связи с этим не может быть обоснованным и установление уголовной ответственности за неисполнение этой обязанности.

В условиях отсутствия у государства экономических ресурсов, достаточных для полноценной заботы о лицах, нуждающихся в повышенной социальной защите, возложение указанной обязанности на работодателя необходимо, поэтому установление уголовной ответственности за ее неисполнение является оправданной мерой (хотя, безусловно, и временной).

Декриминализация деяний, перечисленных в ст. 145 УК, тем более недопустима в условиях разразившейся в России демографической катастрофы.

2.  Объектом преступлений, предусмотренных гл. Т9 УК, являются общественные отношения по поводу реализации политических, а также отдельных личных и социально-экономических прав. Такое определение уступа-

6

ет и сформулированному в УК (название главы), и предложенным в литературе по благозвучию, но отражает видовой объект с максимальной точностью.

3.                             Основной непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 145 УК, сложный - общественные отношения по реализации права на труд женщины, беременной или имеющей детей в возрасте до 3 лет, и ее равные права с другими гражданами на заключение трудового договора (и на его не расторжение). Дополнительными факультативными объектами этого преступления являются, во-первых, общественные отношения по реализации права указанных женщин на охрану материнства, а во-вторых, общественные отношения, составляющие интересы службы в государственных, коммерческих и иных организациях.

4.                             В соответствии с диспозицией ст. 145 УК и в связи с широким толкованием понятия «женщина, имеющая детей» потерпевшими от этого преступления могут быть не только матери, но и любые женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет (в том числе усыновители и опекуны).

5.                             Приемные матери потерпевшими от исследуемого преступления быть не могут. Их право на труд уже реализовано в рамках договорных отношений с органом опеки и попечительства, и, следовательно, объект преступления в этом случае не страдает.

6.                             С целью обеспечения права на труд всех лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите в связи с беременностью и воспитанием детей, круг потерпевших от исследуемого преступления необходимо расширить и определить следующим образом: беременные женщины, а также матери, воспитывающие (а не просто имеющие) ребенка в возрасте до трех лет, одинокие матери, воспитывающие ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), иные лица, воспитывающие указанных детей без матери. В названии ст. 145 УК необходимо объединить этих лиц указанным выше термином (лица, нуждающиеся в повышенной социальной защите в с вязи с беременностью и воспитанием детей).

7.                             С целью приведения описания деяний (ст. 145 УК) в полное соответствие с нормами трудового законодательства они должны быть сформулированы так: «отказ в заключении трудового договора или расторжение трудового договора по инициативе работодателя...».

8.                             Преступным следует признавать и уклонение работодателя от приема данной категории лиц на работу. Рассматривая предложение женщины о заключении с ней трудового договора в качестве оферты, а ответ работодателя - в качестве акцепта, отсутствие положительного ответа работодателя по истечении нормально необходимого времени (ст. 441 ГК РФ) следует считать по существу отказом в заключении трудового договора.

Нормально необходимое время должно определяться с учетом конкретных условий, в которых работодатель уклонялся от заключения трудового договора.

9.  Отказ в приеме на работу должен быть признан не обоснованным, если он базируется не на оценке деловых и профессиональных качеств или не на ограничениях либо запретах, установленных законом. Расторжение трудо-

7

вого договора по инициативе работодателя будет необоснованным всегда, кроме случаев, исчерпывающе перечисленных в ст. 261 ТК РФ (если осуществление прав указанных женщин не нарушает права других лиц).

10.                     Из диспозиции ст. 145 УК необходимо исключить указание на мотив преступления. Во-первых, этот мотив сложно либо объективно невозможно доказать (в отличие, например, от корыстного мотива в хищении, раскрывающегося в различных действиях). Во-вторых, нарушение предусмотренными ст. 145 УК деяниями права на труд существенно независимо от мотива виновного. В-третьих, отказ в приеме на работу беременным женщинам или женщинам, имеющим малолетних детей, по этим мотивам бывает и совершенно обоснованным (например, на подземных работах).

11.                     Субъектом исследуемого преступления могут быть физические лица - индивидуальные предприниматели, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, физические лица, осуществляющие в нарушение требований федеральных законов указанную деятельность без государственной регистрации и (или) лицензирования; руководители юридического лица (организации) или лица, уполномоченные ими в установленном порядке.

12.                     Физические лица, вступающие в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства, не могут быть субъектом исследуемого преступления из-за специфики их правовых отношений с наемным работником. Такой трудовой договор, во-первых, имеет черты гражданско-правового договора об оказании услуг. Во-вторых, работника нанимают не для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, а для личных нужд, и следовательно, выбор не может происходить без учета его личных качеств.

13.                     При замещении вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации в порядке конкурсного отбора субъектом необоснованного отказа в приеме на работу должен признаваться не только руководитель государственного органа либо представитель указанного руководителя, но и члены конкурсной комиссии, так как вынесение последними необоснованного решения является частью объективной стороны -необоснованного отказа.

14.                     При аутстаффинге (когда специализированная фирма - частное агентство занятости нанимает работников (постоянно или временно) исключительно для выполнения заказов фирм-заказчиков на услуги этих работников) субъектом исследуемого преступления должен признаваться руководитель лизингового агентства или уполномоченное им лицо, поскольку правом приема на работу и увольнения с работы обладают именно эти лица.

15.                     В случаях, когда субъектом рассматриваемого преступления является должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, исследуемая норма будет специальной по отношению к ст.ст. 201 и 285 УК. В свою очередь, ч. 2 ст. 136 УК -

8

общая по отношению к ст. 145 УК, но специальная - к ст.ст. 201, 285 УК. При необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, частными нотариусами, аудиторами, служащими частных охранных и детективных служб ответственность наступает по ст. 145 (специальная норма), а не по ст.ст. 202 или 203 (общие нормы).

Теоретическая значимость диссертации определяется положениями работы, совокупность которых можно рассматривать в качестве теоретической основы для дальнейших исследований состава необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет.

Кроме того, результаты исследования могут служить рекомендациями для совершенствования исследуемой нормы с целью приведения ее в соответствие с нормами трудового законодательства, предусматривающими гарантии беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (а также иным лицам, на которых эти гарантии распространены), при заключении трудового договора и его расторжении.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы отражены в восьми научных публикациях. Отдельные результаты исследований докладывались и обсуждались на всероссийской научно-практической конференции в г. Красноярске (Красноярский государственный университет - 2005 г.), на международных научно-практических конференциях в г. Красноярске (Совет Европы и Сибирский юридический институт МВД России - 2006, 2007 г. г.), г. Тюмени (Тюменский государственный университет - 2006 г.). Материалы диссертационного исследования использовались при преподавании курса уголовного права в юридическом институте Красноярского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения, библиографического списка, приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются цели, задачи, объект и предмет исследования, характеризуются методологическая, теоретическая и эмпирическая базы исследования, его научная новизна, теоретическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении в практику результатов исследования.

Глава первая диссертации посвящена социально-экономической обоснованности криминализации деяний, предусмотренных ст. 145 УК. Предусматривая ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, эта статья является гарантией реализации, в первую оче-

9

редь, права на труд женщин, которые из-за беременности или наличия малолетних детей неконкурентоспособны (или обладают пониженной конкурентоспособностью) на рынке труда. Даже в период социализма эти женщины для работодателя были нежелательными работниками, а в современных условиях оказались совсем невостребованными на рынке труда. Борьба организаций и частных предпринимателей за выживание сделала женщину, особенно беременную или имеющую малолетнего ребенка (назовем их неконкурентоспособными), первым кандидатом на увольнение и последним - в приеме на работу.

Поведение работодателя понятно. Помимо обременительных дополнительных трудовых гарантий работоспособность у таких женщин в большинстве случаев понижена, особенно у беременных (подтверждение этому можно найти как в нормах самого ТК РФ, так в медицинской и психологической литературе). Как отмечают специалисты в области трудового права, учитывая предоставляемые неконкурентоспособным женщинам льготы, работодатель получает от их трудовой деятельности несоизмеримо меньшую выгоду, нежели от других работников.

Более того, в соответствии с п. 1 ст. 261 ТК расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением единственного случая - ликвидации предприятия (прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем). Однако на практике возникают ситуации, когда беременная женщина не исполняет трудовые обязанности или исполняет их не должным образом, нарушая законные интересы и работодателя, и других лиц (не появляется на работе; работая учителем или воспитателем, применяет методы воспитания, связанные с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника и т.п.). Но в свете ст. 261 ТК увольнение в таких случаях тоже считается противоправным и в соответствии с буквой закона работодатель может привлекаться к уголовной ответственности по ст. 145 УК.

Возникает резонный вопрос: оправданно ли установление уголовной ответственности работодателя за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы «невыгодной», а порой и откровенно обременительной для него работницы, если, во-первых, уже существует рынок труда, а, во-вторых, едва ли не большая часть работодателей - представители частного бизнеса. Не случайно же в уголовных кодексах многих зарубежных стран аналогичных норм нет.

Для ответа на него соискатель отмечает, что социально-экономические права, к которым относятся право на труд и соответствующее ему право на защиту от безработицы, являются правами второго поколения. Сама природа этих прав напрямую связывает их осуществление с выполнением государством определенных обязательств в области социальной политики.

Эта особенность, по мнению автора, позволяет объяснить включение соответствующей статьи и в УК РФ 1996 г.: государство, очевидно, не обладает, во-первых, достаточными экономическими ресурсами для выплаты необходимых пособий лицам, нуждающимся в повышенной социальной защите в связи с беременностью и воспитанием детей, а во-вторых - возможностью

10

реализовать ими конституционно закрепленное право на защиту от безработицы и, соответственно, право на труд.

Пособия, выплачиваемые в настоящее время неконкурентоспособным женщинам, не только недостаточны для поддержания нормального уровня жизни родителей с детьми, но часто не обеспечивают даже физиологическое выживание самой беременной женщины или женщины, имеющей малолетнего ребенка, в случаях, когда она не может осуществлять трудовую деятельность или не имеет возможности трудоустроиться.

Право на труд в действующей Конституции не закреплено. Это обстоятельство отмечают специалисты в области как трудового, так и уголовного права. Однако, ратифицировав Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г., Российская Федерация приняла на себя обязанность принять надлежащие меры по обеспечению реализации права на труд. Поэтому праву на труд каждого человека корреспондирует обязанность государства его реализовать. Осуществление этого права заключается в обеспечении работой всех желающих и предполагает защиту каждого от безработицы.

Однако вне зависимости от указанного пакта забота о лицах, нуждающихся в повышенной социальной защите, к которым относятся беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей, составляет социальную функцию государства. В условиях существования рыночных отношений (когда большинство организаций находятся в частной собственности) государство не может возлагать свои функции на руководителей организаций.

Поэтому, на первый взгляд, сохранение уголовной ответственности за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей ребенка до трех лет, в рыночной экономике социально не обусловлено.

Вместе с тем автор отмечает зависимость социально-экономических прав от благосостояния государства, его способности к стабильному экономическому развитию, которая подчеркивается даже в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, где специально установлена обязанность государств обеспечивать полное осуществление соответствующих прав постепенно и в пределах имеющихся ресурсов.

На нынешнем этапе развития в России нет ресурсов, достаточных для полноценной заботы о неконкурентоспособных женщинах. И в этих условиях декриминализировать деяния, предусмотренные ст. 145 УК, значило бы оставить беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, без наиболее надежной правовой поддержки.

По мнению соискателя, декриминализация описанных в этой статье деяний представляется тем более недопустимой в условиях демографической катастрофы, грозящей развалом Российского государства и нации, поскольку установление для этих женщин стабильности на рынке труда является одной из мер, направленных на повышение уровня рождаемости.

Констатируется, что государство находится в сложном положении: с одной стороны - острейшая демографическая проблема, которую необходимо решать

11

уже сегодня, с другой - финансовая невозможность поддерживать женщин, желающих иметь детей, но не имеющих достаточных средств для их содержания.

В рамках этой, можно сказать, чрезвычайной ситуации необходима консолидация всех сил общества, и именно поэтому работодатель должен нести перед обществом социальную ответственность, заключающуюся в солидарной с государством обязанности заботиться о лицах, нуждающихся в повышенной социальной защите в связи с беременностью и воспитанием малолетних детей.

На основании изложенного автор приходит к выводу, что объективная необходимость в существовании ст. 145 УК в настоящее время есть. Как сказано в «Философии права» Гегеля, цель оправдывает средства.

Конечно, установление уголовной ответственности за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы беременной женщины или женщины, имеющей малолетнего ребенка, - это временная мера, необходимость в которой отпадет, когда ресурсы государства станут достаточными.

Глава вторая «Объективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 145 УК РФ» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Объект преступления, предусмотренного ст. 145 УК РФ» значительное внимание уделено определению видового объекта преступлений, описанных в главе 19 УК. Указанные в ней и, следовательно, имеющие один видовой объект преступления посягают на самом деле на различные группы ценностей, интересов. Несмотря на то, что эта глава именуется «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», она включает не все посягательства на основные права, закрепленные в Конституции РФ. С целью приведения названия главы в соответствие с действительным кругом охраняемых ею прав в уголовно-правовой литературе уже высказывались предложения об изменении этого названия, и автор их разделяет. Вместе с тем, поддерживая идею переименования главы в целом, автор считает некоторые предложения неточными.

В соответствии с общепринятой классификацией прав соискатель выделяет в главе 19 УК РФ следующие группы охраняемых прав: личные (гражданские), политические, социально-экономические. Однако, поскольку политические права защищаются единственно нормами гл. 19 УК, а остальные и нормами других глав, автор предлагает именовать гл. 19 УК так: «Преступления против политических, а также отдельных личных и социально-экономических прав и свобод человека и гражданина». Это название, конечно, уступает существующему, а также предложенным в литературе по «благозвучию», но отражает видовой объект с максимальной точностью.

Анализируются взгляды на непосредственный объект исследуемого преступления.

Отмечается, что оно нарушает общественные отношения по поводу реализации права на труд (право на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом) и равные возможности при заключении трудового договора (и его не расторжении). Право на труд у женщин, беременных и имеющих малолетних детей, есть, поскольку провозгласивший его Международный

12

пакт об экономических, культурных и социальных правах был ратифицирован СССР еще в 1973 г. В Конституции РФ закреплено совершенно другое право - право свободно распоряжаться своими способностями к труду. Оно нарушалось бы принуждением женщины к труду, ограничением выбора того или иного рода деятельности и занятий.

Таким образом, заключает соискатель, основной непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 145 УК, сложный: им являются отношения по поводу реализации права на труд женщины, беременной или имеющей детей в возрасте до 3 лет, и ее равных прав с другими гражданами на заключение трудового договора (и на его не расторжение).

У преступления, предусмотренного ст. 145 УК, есть и дополнительные факультативные объекты. Первый из них - общественные отношения по поводу реализации права на охрану материнства (п. 1 ст. 38 Конституции РФ). Это право исследуемым преступлением нарушается не всегда, поскольку необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение могут совершаться и в отношении женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет, матерями которых они могут и не являться (женщины-опекуны, женщины-усыновители).

Субъектом исследуемого преступления наряду с другими лицами могут выступать и должностные лица либо лица, выполняющие организационно-распорядительные обязанности в коммерческой или иной организации. Следовательно, вторым дополнительным факультативным объектом являются отношения, обеспечивающие интересы службы (в государственной или в коммерческой или иной организации).

Второй параграф посвящен потерпевшему от преступления, предусмотренного ст. 145 УК. Применительно к этой норме необходимо говорить о специальном потерпевшем: под охраной ст. 145 УК находятся только лица, перечисленные в качестве потерпевших в ее диспозиции, - беременные женщины или женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет.

Из широкого толкования понятия «женщина, имеющая детей» в науке уголовного и трудового права и его широкого определения в Постановлении Верховного Совета СССР «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, охране материнства и детства, укреплению семьи» от 10 апреля 1990 г. вытекает, что к ним относятся не только матери, но и женщины, усыновившие ребенка и установившие над ними опеку.

В то же время соискатель критикует позицию авторов, включающих в число потерпевших и приемную мать.

В отличие от опекунов (попечителей), приемные родители состоят в договорных отношениях с органом опеки и попечительства, и получают вознаграждение за выполнение своих обязанностей по воспитанию ребенка. Поэтому право на труд приемной матери указанным договором уже реализовано.

Проанализировав уголовное и трудовое законодательство за 25 лет, автор сделал вывод, что первое всегда «отставало» от второго в обеспечении установленных им гарантий. В настоящее время круг лиц, чье право на труд гарантировано трудовым законодательством, также не соответствует

13

кругу лиц, чье право на труд охраняется ст. 145 УК. Трудовое законодательство защищает от отказа в заключение трудового договора и от увольнения с работы по мотиву наличия детей более широкий круг лиц.

Однако в самом Трудовом кодексе от необоснованного отказа в приеме на работу, с одной стороны, и от необоснованного увольнения в связи с наличием детей - с другой, защищен не одинаковый круг лиц.

Статьей 64 ТК запрещен отказ в заключении трудового договора с женщинами по мотивам, связанным с беременностью и наличием детей, а ст. 264 ТК распространяет эти гарантии и на отцов, воспитывающих детей без матери, а также опекунов (попечителей) несовершеннолетних.

Таким образом, гарантии в трудовом законодательстве при заключении трудового договора в связи с беременностью или наличием детей распространяются на следующих лиц: беременных женщин; женщин, имеющих детей (во-первых, под ними понимается разный круг лиц; во-вторых, не указан возраст детей); отцы, воспитывающие детей без матери (также без указания возраста детей), опекуны несовершеннолетних (т.е. не достигших возраста восемнадцати лет). В этот круг не вошли только усыновители, воспитывающие ребенка без матери.

Совершенно иным образом определен круг лиц, на которых распространены гарантии при расторжении трудового договора. Эти гарантии помимо беременных женщин предоставляются женщинам, имеющим ребенка в возрасте до трех лет; одиноким матерям, воспитывающим ребенка в возрасте до 14 лет; одиноким матерям, воспитывающим ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет; иным лицам, воспитывающим ребенка в возрасте до 14 лет, ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет без матери.

К «лицам, воспитывающим ребенка без матери» специалисты в области трудового права относят отцов, иных родственников (бабушек, дедушек, сестер и др.), одиноких усыновителей, опекунов и попечителей. Таким образом, данным понятием охвачены все лица, которые воспитывают детей без матери и должны быть защищены трудовым законодательством от необоснованного увольнения с работы по мотиву наличия ребенка (детей).

С целью охвата всех лиц, чье право на труд должно быть гарантировано трудовым законодательством, необходимо уровнять круг лиц, защищенных от необоснованного увольнения, с кругом лиц, защищенных от необоснованного отказа в приеме на работу, прежде всего в нормах самого Трудового кодекса. Для этого в ст. 64 ТК следует внести изменения и в пункте 3 круг лиц, чье право на труд гарантировано этой статьей, определить следующим образом: «Беременные женщины, а также матери, воспитывающие ребенка в возрасте до трех лет, одинокие матери, воспитывающие ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), иные лица, воспитывающие указанных детей без матери». В ст. 261 ТК понятие» женщина, имеющая ребенка» необходимо заменить понятием «мать, воспитывающая ребенка».'

В свою очередь, чтобы исключить несоответствие круга лиц, чье право на труд гарантировано трудовым законодательством, кругу лиц, чье право на

14

труд охраняется ст. 145 УК, по мнению соискателя, перечень потерпевших от преступления, предусмотренного этой статьей, необходимо расширить и под охрану поставить следующих лиц: беременных женщин, а также матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до трех лет, одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), иных лиц, воспитывающих указанных детей без матери. Соискатель предлагает заменить термин «имеющая ребенка» термином «воспитывающая ребенка» в связи с тем, что мать, не воспитывающая ребенка, пользуется гарантиями необоснованно. При этом воспитание следует понимать широко: осуществление постоянного ухода за ребенком и содержание его.

При нынешней редакции ст. 145 УК необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите в связи с беременностью и воспитанием детей, квалифицируется по разным нормам УК. Эта проблема вытекает из упомянутого несоответствия круга лиц, имеющих гарантии в ТК, и потерпевших в ст. 145 УК. Так, одинокие матери, воспитывающие ребенка в возрасте от трех до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), иные лица, воспитывающие детей без матери (отцы, опекуны, бабушки, дедушки и др.) - это разновидность социальных групп. Следовательно, необоснованный отказ перечисленным лицам в приеме на работу или необоснованное увольнение их с работы по этому обстоятельству есть проявления дискриминации (ст. 136 УК) и в зависимости от субъекта, совершившего эти деяния, должны квалифицироваться по ч. 1 либо по ч. 2 этой статьи.

В заголовке ст. 145 УК потерпевшими названы беременные женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет. В связи с предложением расширить круг потерпевших от этого преступления путем внесения изменений в ее диспозицию автор считает необходимым и в заголовке статьи указать термин, который охватывал бы всех этих лиц и с максимальной точностью их определял.

В названии главы 41 ТК употреблено определение «лица с семейными обязанностями», но оно включает и работников, осуществляющих уход за больными членами их семей (ст. 259 ТК). В связи с этим предпочтительно использование определения «лица, нуждающиеся в повышенной социальной защите в связи с беременностью и воспитанием ребенка», так как оно подчеркивает значимость прав, охраняемых ст. 145 УК.

Соискатель поднимает проблему «латентного потерпевшего», ставшую одной из причин редчайшего применения ст. 145 УК. В связи с тем, что данное преступление относится к делам частно-публичного обвинения, уголовное дело возбуждается только по заявлению потерпевшей, которая в некоторых случаях даже не догадывается об установлении уголовной ответственности за неправомерные действия работодателя. Однако если она и знает об этом, то, как правило, не имеет желания тратить время на инициирование процесса привлечения лица к уголовной ответственности и судебно-следственную тяжбу, а в некоторых случаях - из-за того, что не надеется на наказание лица, совершившего преступление.

15

Проблема «латентного потерпевшего» должна быть решена. Принимая это во внимание и учитывая особую социальную значимость охраняемых ст. 145 УК конституционных прав - права на труд и права на равные возможности (на защиту от дискриминации), права на охрану материнства, соискатель считает, что предусмотренное этой статьей преступление должно быть переведено в категорию дел публичного обвинения,

В настоящее время работники государственной инспекции труда должны разъяснять обратившимся к ним женщинам, что у них есть возможность привлечь работодателя к уголовной ответственности за неправомерные действия. Правовая пропаганда, направленная на создание убеждения у потерпевших важности и необходимости сообщения о каждом преступлении правоохранительным органам, в конечном счете ведет к сокращению латентной преступности.

В третьем параграфе проводится анализ признаков объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 145 УК. Объективную сторону этого преступления составляют два альтернативных деяния: отказ в приеме на работу и увольнение с работы. Поскольку признаки субъекта обоих деяний совпадают, то в диспозиции описан один состав преступления.

Соискатель анализирует представления о том, в какой форме совершается отказ в приеме на работу, а также исследует понятия действия и бездействия, выявляет разницу между ними. Он приходит к выводу, что отказ в приеме на работу - тоже действие.

Ввиду бланкетности диспозиции ст. 145 УК для толкования понятий «отказ в приеме на работу» и «увольнение с работы» автор обращается к нормам трудового законодательства, регулирующего отношения по поводу приема на работу и увольнения.

Поскольку в этом законодательстве основанием возникновения трудового правоотношения является трудовой договор, вступающий в силу со дня его подписания работником и работодателем либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя (фактический доступ к работе признается также заключением трудового договора), то можно сказать, что основание возникновения трудового правоотношения едино - это заключение трудового договора. Оформление приема на работу представляет собой следующую за заключением трудового договора обязанность работодателя издать приказ о приеме работника на работу. Таким образом, трудовое законодательство рассматривает заключение трудового договора и прием на работу как отдельные действия. Первое всегда предшествует второму. Следовательно, трудовые правоотношения возникают до официального приема на работу.

Из изложенного следует, что возникновение трудовых правоотношений и составляющих их прав и обязанностей работодателя и работника в трудовом законодательстве связано единственно с заключением трудового договора, а не с приемом на работу.

В связи со сказанным и в целях приведения названия и диспозиции ст. 145 УК в соответствие с нормами трудового законодательства соискатель

16

считает необходимым заменить упомянутый в ст. 145 УК «отказ в приеме на работу» на «отказ в заключении трудового договора».

Момент окончания необоснованного отказа зависит от того, в какой форме он совершается: если в устной - то с момента самого отказа, если письменно - с момента доведения письменного отказа до сведения женщины.

Определяя момент окончания необоснованного отказа в приеме на работу беременной женщине или женщине, имеющей детей в возрасте до трех лет, в порядке конкурсного отбора автор обращается к Положению, утвержденному Указом Президента РФ № 112 от 1 февраля 2005 г. «О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации». В соответствии с ним отказать в заключении трудового договора можно только на двух этапах: на этапе проверки представленных претендентом сведений и по прошествии конкурсного отбора. В обоих случаях кандидата уведомляют в письменной форме и моментом окончания преступного деяния следует считать момент доведения письменного отказа до сведения женщины.

В работе отмечается, что необоснованное уклонение работодателя от приема на работу в ст. 145 УК не предусмотрено. Однако по сути необоснованное уклонение работодателя приводит к тому же результату, какой был бы при необоснованном отказе - женщина необоснованно не принимается на работу по мотиву беременности или наличия детей. По мнению автора, в таких случаях привлечение работодателя к уголовной ответственности все же возможно. Поскольку в ТК срок рассмотрения работодателем предложения о приеме на работу указанных категорий женщин не установлен, автор, обращаясь к ст. 441 Гражданского кодекса, обосновывает возможность применения его норм к трудовым отношениям в случае пробелов в их регулировании трудовым законодательством (аналогия закона). Рассматривая предложение неконкурентоспособной женщины заключить с ней трудовой договор в качестве оферты, а ответ работодателя - в качестве акцепта, отсутствие по истечении нормально необходимого времени (ст. 441 ПС РФ) положительного ответа работодателя на предложение женщины заключить с ней трудовой договор соискатель считает по существу отказом в его заключении. Нормально необходимое время следует определять с учетом конкретных условий, в которых работодатель уклонялся от заключения трудового договора. Уклонение работодателя должно считаться оконченным по истечении «нормально необходимого времени».

В то же время во избежание такого длинного пути к обоснованной уголовно-правовой оценке уклонения работодателя от заключения трудового договора с названными категориями женщин соискатель предлагает следующие альтернативные правовые решения.

1. В части 3 ст. 64 ТК в качестве противоправного деяния в отношении беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте трех лет, наряду с отказом в заключении трудового договора необходимо указать уклонение от заключения с ними трудового договора, а затем соответствующим образом расширить диспозицию ст. 145 УК (указав в ней дополнительно уклонение от

17

заключения трудового договора с беременной женщиной или с женщиной, имеющей детей в возрасте до трех лет).

2. Установить в Трудовом кодексе сроки для рассмотрения работодателем предложения претендента на вакансию о заключении трудового договора, которые бы заменили оценочный признак «нормально необходимое время» на формализованный. Это решение, по мнению соискателя, является более правильным, так как по истечении точно установленного в трудовом законодательстве времени уклонение работодателя рассматривалось бы как отказ в заключении трудового договора. При необоснованности этих действий работодатель привлекался бы к уголовной ответственности по ст. 145 УК.

По результатам сопоставления понятий «увольнение с работы», «прекращение трудового договора», «расторжение трудового договора по инициативе одной из сторон» автор приходит к выводу, что в диспозиции ст. 145 УК правильно употребление последнего, так как оно подчеркивает инициативный характер прекращения трудовых отношений со стороны работодателя. По общему правилу увольнение считается оконченным в последний рабочий день. Из этого правила предусмотрено исключение: необоснованное увольнение происходит, когда работник фактически не работал, но за ним сохранялось место работы (должность). Это преступное действие следует считать оконченным со дня, указанного в приказе (распоряжении) об увольнении.

Автор критикует точку зрения, согласно которой диспозицию ст. 145 УК необходимо дополнить указанием на необоснованный перевод. Во-первых, это деяние по степени общественной опасности неравноценно двум другим указанным в диспозиции статьи. Во-вторых, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 145 УК, являются отношения по поводу реализации права на труд беременной женщины и женщины, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, а при незаконном переводе на другую работу реализация права на труд не прекращается.

Проанализировано доктринальное и судебное (в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.03. 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации») толкования оценочного признака объективной стороны «необоснованность» и выявлена его неоднозначность. Согласно трудовому законодательству запреты на отказ в приеме на работу и расторжение трудового договора с беременными женщинами и женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, предусмотрены разными нормами (соответственно ст. ст. 64 и 261 ТК), и понимание необоснованности этих двух действий следует толковать тоже по-разному. Автор приходит к выводу, что отказ в приеме на работу будет необоснованным в том случае, когда он основан не на оценке деловых и профессиональных качеств или не на ограничениях либо запретах, установленных законом, а необоснованным расторжением трудового договора по инициативе работодателя будет любое увольнение беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, кроме случаев, исчерпывающе перечисленных в ст. 261 ТК РФ.

18

Вместе с тем соискатель видит отсутствие состава необоснованного увольнения таких женщин в тех случаях, когда осуществление их права на труд нарушает права других лиц (например, если беременная женщина, будучи педагогическим работником, применяет недопустимые методы воспитания). Этот вывод основан на положении, содержащемся в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, на приоритете положений Конституции перед отраслевым законодательством. По мнению соискателя, перечень оснований расторжения трудового договора с беременной женщиной должен быть расширен.

В работе предложена следующая редакция диспозиции ст. 145 УК: «Необоснованный отказ в заключении трудового договора или необоснованное расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, либо с матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), или с иными лицами, воспитывающими указанных детей без матери...».

Третья глава посвящена субъективным признакам состава преступления, предусмотренного ст. 145 УК.

В первом параграфе диссертант поддерживает преобладающую в литературе позицию, согласно которой названное преступление может быть совершено только с прямым умыслом.

Поднимая вопрос о сущности осознания общественной опасности действий, составляющих объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 145 УК, соискатель отмечает, что умыслом работодателя должны охватываться следующие обстоятельства: необоснованность отказа в приеме на работу или необоснованность увольнения с работы; характер нарушенных им специальных обязанностей; состояние женщины, которой необоснованно отказано в приеме на работу (которая необоснованно уволена), - беременность или наличие у нее ребенка в возрасте до трех лет. Отсутствие осознания хотя бы одного из перечисленных элементов исключает наличие интеллектуального момента умысла, а значит, служит основанием для признания субъекта невиновным.

Возникает вопрос - является ли осознание перечисленных выше обстоятельств осознанием работодателем общественной опасности деяния?

На основании социологического опроса и выводов, сделанных в первой главе работы, автор приходит к выводу, что подавляющая часть работодателей (исключение составляют только, может быть, высоко сознательные) не осознают и не могут осознавать общественную опасность совершаемых деяний, но осознают их противоправность, так как любой работодатель (или лицо, наделенное полномочиями по приему на работу и увольнению с работы) резюмируется знающим трудовое законодательство.

Некоторые авторы считают понятия «общественная опасность деяния» и «противоправность» идентичными, однако соискатель обосновывает самостоятельность их существования и поддерживает позицию о необходимости

19

включения осознания противоправности в интеллектуальный момент умысла как альтернативы осознанию общественной опасности.

Такая дефиниция умысла исключала бы необходимость установления осознания противоправности очевидно общественно опасных преступлений и осознания общественной опасности преступлений, где это осознание вторично к осознанию противоправности или вовсе невозможно.

В завершение раскрывается умышленность деяний, предусмотренных ст. 145 УК. Она состоит в осознании работодателем (или другим лицом, в компетенцию которого входит прием и увольнение с работы) того, что он нарушает право на труд и равные возможности беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, а именно, используя предоставленные ему полномочия, необоснованно отказывает им в заключении трудового договора или необоснованно расторгает с ними трудовой договор.

Параграф 2 посвящен мотиву преступления, предусмотренного ст. 145 УК. Этот мотив непосредственно указан в диспозиции и является конститутивным элементом субъективной стороны состава исследуемого преступления. Однако его сложно, а чаще и невозможно доказать. Это неоднократно отмечалось в литературе, и некоторые авторы именно в нем видят причину редкого применения данной нормы. Действительно, работодатель не совершает действий, которые бы подтверждали наличие мотива (в отличие, например, от корыстного мотива в хищении, раскрывающегося в различных действиях). В связи с этим автор поддерживает предложение исключить специальный мотив из диспозиции ст. 145 УК и считает, что в пользу этого дополнительно свидетельствуют следующие обстоятельства.

1.                             Существенное нарушение права на труд и равных с другими возможностей лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите, - беременных женщин или женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, имеет место при любом необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении с работы независимо от мотива.

2.                             Отказ в приеме на работу беременной женщине или женщине, имеющей детей в возрасте до трех лет, бывает совершенно обоснованным и по этим мотивам, а если отказ необоснованный, то мотивы работодателя значения не имеют.

Третий параграф посвящен субъекту преступления, предусмотренного ст. 145 УК. Отмечается, что признаки субъекта преступления в диспозиции данной нормы не указаны. Однако почти все авторы считают субъектами преступления должностных лиц либо лиц, выполняющих организационно-распорядительные обязанности в коммерческой организации независимо., от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением. По мнению соискателя, такое представление является ограничительным.

Вследствие бланкетности диспозиции для толкования признаков специального субъекта необходимо обратиться к нормам трудового законодательства.

20

В соответствии ч. 1 ст. 20 ТК сторонами трудовых отношений выступают работник и работодатель. Работодателем является физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившие в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры (как отмечают специалисты в области трудового права, ими могут быть субъекты РФ и Федерация в целом, орган местного самоуправления).

Работодателями - физическими лицами в соответствии со ст. 20 ТК признаются физические лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию. Физические лица, осуществляющие в нарушение требований федеральных законов указанную деятельность без государственной регистрации и (или) лицензирования, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления этой деятельности, не освобождаются от исполнения обязанностей, возложенных ТК на работодателей - индивидуальных предпринимателей.

Кроме того, ст. 20 ТК относит к работодателям физических лиц, вступающих в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства, которые именуются физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями.

Права и обязанности работодателя в трудовых отношениях осуществляются физическим лицом, являющимся работодателем; органами управления юридического лица (организации) или уполномоченными ими лицами в установленном порядке.

Таким образом, совершенно очевидно, что кроме должностных лиц и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, субъектом преступления, предусмотренного ст. 145 УК, являются и работодатели - физические лица, перечисленные в ст. 20 ТК.

Вместе с тем автор акцентирует внимание на части этих работодателей.

ТК РФ впервые закрепил статус работодателя за теми из них, кто вступает в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства. Однако соискатель не включает их в число субъектов преступления, предусмотренного ст. 145 УК, из-за специфики правовых отношений с наемным работником.

Согласно нормам трудового законодательства такие работодатели особыми субъектами трудовых отношений (нанимают работника не для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, и, как отмечают цивилисты, трудовой договор работника с указанным работодателем имеет черты гражданско-правового договора об оказании услуг). Более того, они принимают работников для реализации личных потребностей, поэтому и выбор ими работника происходит с учетом не столько его деловых и профессиональных качеств, сколько личных.

21

С учетом расширения практики замещения должностей по конкурсу уделено внимание установлению субъекта при этой процедуре отбора. В соответствии с Положением о конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации конкурсный отбор состоит из двух этапов. На первом этапе отказать в участии в конкурсе (по сути - в заключении трудового договора) может только представитель нанимателя (руководитель государственного органа либо представитель указанного руководителя, осуществляющие полномочия нанимателя от имени Российской Федерации или субъекта Российской Федерации). Соответственно, при необоснованности его действий он должен признаваться субъектом преступления. На втором этапе, в случаях, когда представитель нанимателя дает указание членам конкурсной комиссии занизить баллы неконкурентоспособным женщинам и члены комиссии «реализуют» это указание, соисполнителями следует признавать всех членов конкурсной комиссии (наряду с входящим в нее представителем нанимателя). Данное положение обосновывается тем, что конкурсный отбор - это усложненная процедура приема на работу, составной частью которой является вынесение конкурсной комиссией решения, признаваемого основанием для назначения на вакантную должность либо отказа в таком назначении. Следовательно, вынесение конкурсной комиссией необоснованного решения - это часть объективной стороны -необоснованного отказа.

В литературе не исследован вопрос о субъекте применительно к распространяющемуся институту аутстаффинга, когда специализированная фирма - частное агентство занятости нанимает работников (постоянно или временно) исключительно для выполнения заказов фирм-заказчиков на услуги этих работников. Агентство по лизингу рабочей силы передает своих работников разного рода организациям как бы взаймы, как правило, на непродолжительное время. Возникающие в такой юридической конфигурации отношения называют трехсторонними или треугольными, поскольку работник становится «слугой двух господ»: фирмы, которая нанимает его на работу, и, фирмы, которая фактически использует его труд. Однако работник состоит в трудовых отношениях только с лизинговым агентством, поэтому последний и является для него работодателем. Таким образом, при аутстаффинге субъект преступления, предусмотренного ст. 145 УК, - руководитель лизингового агентства или уполномоченное им лицо.

В работе проведено соотношение необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, с другими уголовно-правовыми нормами.

Соискатель приходит к выводу, что исследуемая норма будет частично-специальной по отношению к ст. ст. 201 и 285 УК, так как субъектом рассматриваемого преступления наряду с работодателем - физическим лицом может быть должностное лицо или лицо, выполняющее ■ управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Поскольку необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей до

22

трех лет, является одной из разновидностей дискриминации по мотивам беременности и наличия малолетних детей, то ч. 1 и ч. 2 ст. 136 УК являются общими нормами по отношению к ст. 145 УК. В случае, когда деяния, предусмотренные ст. 145 УК, совершаются должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (субъекты ст. ст. 285 и 201 УК), общей нормой по отношению к ст. 145 УК будет ч. 2 ст. 136 УК; а в случае его совершения работодателем - физическим лицом (кроме частных нотариусов, аудиторов, служащих частных охранных и детективных служб) - ч. 1 ст. 136 УК. В свою очередь, ч. 2 ст. 136 УК является специальной нормой к должностному злоупотреблению (ст. 285 УК) и злоупотреблению полномочиями (ст. 201 УК).

Так как совершить деяния, предусмотренные ст. 145, могут и частные нотариусы, аудиторы, служащие частных охранных и детективных служб, то в этих случаях ч. 2 ст. 136 УК является по отношению к ст. 145 общей нормой, но специальной по отношению к ст. ст. 202 и 203 (общие нормы).

В заключении сформулированы основные выводы и рекомендации по теме исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

I. В ведущих рецензируемых журналах и изданиях, выпускаемых в Российской Федерации, согласно перечню ВАК:

1.  Качина Н.В. Видовой объект преступлений, предусмотренных главой 19 УК РФ / Н.В. Качина // Вестник Красноярского государственного университета. Гуманитарные науки. - Красноярск: Красс ГУ, 2006. - 0, 3 п. л.

II. В иных научных изданиях и журналах:

2.       Качина Н.В. Охрана трудовых прав граждан в зарубежном законодательстве / Н.В. Качина //Актуальные проблемы юридической науки: тез, докл. всерос. науч. - практ. конф. / отв. ред. А.Н. Тарбагаев. - Красноярск: РУМЦЮО,2005.-0,5п.л.

3.     Качина Н.В. Объект необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет / Н.В. Качина // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина: сб. статей по итогам междунар. науч.-практ. конф. (17-19 ноября 2005 г.): в 5 ч. Ч. 3 / под ред. Г.Н. Чеботарева. - Тюмень: Изд-во Тюмен. гос. ун-та, 2006. - 0, 4 п. л.

4.     Качина Н.В. Об уголовно-правовом обеспечении права на труд лиц с семейными обязанностями / Н.В. Качина // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. (16-17 февраля 2006 г.): в 2 ч. Ч. 1 / Сибирский юридический институт МВД России; отв. ред. С.Д. Назаров. - Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2006. - 0, 3 п.л.

23

5.        Качина Н.В. К вопросу о потерпевшем от преступления, предусмотренного ст. 145 УК РФ / Н.В. Качина // Право. Личность. Культура: сб. науч. ст. преподавателей и аспирантов юрид. фак-та КрасГАУ. Вып. 4 / отв. ред. В.А. Власов. - Красноярск, 2006. - 0, 5 п. л.

6.        Качина Н.В. О квалификации уклонения от приема на работу беременной женщины или женщины, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, по ст. 145 УК РФ / Н.В. Качина // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы 4-й науч.- практ. конф. - М.: ТК Велби, Проспект, 2007. - 0,3 п. л.

7.     Качина Н.В. Необоснованность как признак состава преступления, предусмотренного ст. 145 УК РФ / Н.В. Качина // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. (15-16 февраля 2007 г.): в 2 ч. Ч. 1 / отв. ред. С.Д. Назаров. - Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2007. - 0,3 п. л.

8.      Качина Н.В. Об осознании общественной опасности необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет / Н.В. Качина // Юридическая наука: состояние, проблемы, пути совершенствования: сб. статей по материалам конференции / отв. ред. И.В. Шишко. - Красноярск: СФУ, 2007. - 0, 4 п. л.


Миронов С. «Русский крест» над Россией // Рос. газ. 18 июля 2006 г. № 154.


Источник: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1277404


Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Увольнение беременной женщины ст 145 ук

Еще статьи:

Что подарит беременной жен

Нежные образы беременных для фотосессии

Профлечение сифилиса у беременных

От кого псаки беременная

Легкий труд для беременных зао тандер